Инфернальный Домен
Ритуал
Корни
Призма
Исследования

Жужелица

воспоминания сознания жужелицы

Огромная жужелица преследовала группу крестьян. Она вылупилась из того декоративного яйца, которое эти необразованные люди пытались сбыть на городском рынке. Наивная раскраска выдавала в этом яйце предмет неземного происхождения.

В момент вылупления жужелицы двое охранявших лоток погибли практически мгновенно. Никакая сила и никакая технология не позволили бы собрать прах, который в результате субатомной пульверизации распространился по материи окружающих предметов, диффузируясь с ней - с металлом гвоздей, с камнями кирпичной кладки, со стеклом витрины и с пластиковыми пакетами, которые находились в чьих-то руках.

Затем жужелица застрекотала... И окружающий день застыл, в нем перестало течь время, померк свет и только пронзительная звуковая боль существовала от начала до конца реальности.

Она с упоением втянула воздух через тысячу выразительных, бесконечно подвижных ноздрей, и в пульсирующем брюшке наметилась кое-какая реакция. Жужелица порождала в себе мысль - та проглядывала сквозь розовую кожицу, казавшуюся очень нежной, но, как выяснится впоследствии, устойчивую к первичным последствиям термоядерного взрыва.

В брюшке происходил синтез - стремительно зачинались и тотчас погибали многомерные вселенные, созданные из прототипа, который жужелица выделила путем расщепления воздуха, разнесения двух частей в разные стороны и сведения их в обратном порядке.

Никто не уловил изменения в порядке вещей, и возможно, последующие несколько часов были уничтожены жужелицей. Есть основания считать, что она использовала энергию времени для поддержания своего синтеза, но это было бы для нас тупиковой теорией. Так или иначе, в следующий миг, когда мир понемногу отважился открыть глаза и наполниться тусклым свечением самоосознающихся форм, жужелица уже преследовала крестьян. Зачем? Ответа на этот вопрос не знает никто, но знает-ли она сама?

"Я пробудилась." - Механически считывало одно из ее внутренних сознаний, подпитывавшееся результатами синтеза живой и неживой мысли.

-Мне нужно твое тело! - Перебрав тысячу языков, обратилась она к крестьянину, которого сбила с ног. Если сказать, что он взирал на чудовище, лопочущее на тысяче мертвых диалектов одновременно, с ужасом, это означает вовсе ни о чем не сказать. Крестьянин был парализован, но в этом состоянии ему не пришлось оставаться слишком долго. Не дождавшись ответа, жужелица разложила его на атомы и втянула массу через соломинку, появившуюся из-под ее фронтальных пластин. Так она получила тело этого человека.

В каком-то из невидимых и никогда не увидящих света резервуаров разместила она свою находку. Засновали цепкие коготки, замелькали пружинки, запрыгали нейтрончики. Одним из сознаний своих приступила она к работе, синтезируя то, чего не существовало, но ни одно из остальных ее сознаний не знало о том. Продолжалась погоня. Чем-же она закончится?

Крестьяне сходили с ума от навалившихся от них невзгод, и окончательно сломлен был их простецкий дух необозримостью измерений, через которые гнала их жужелица. Сами они ни за что не дошли бы до такого, но хищница, казалось, не ожидала легкой победы. Из города, раздавленного жужелицей, они попали на своеобразный млечный путь, но черный, окруженный белой молчащей вселенной. Если бы нашелся кто-то, кто мог бы указать им на то, что молоко - не черное, и значит путь этот носит некорректное название, они посмотрели бы на него как на законченного барана, что, в свою очередь, смотрел бы на них как на ворота.

Итак, с этого млечного пути перескочили они в два прыжка на другую оконечность вселенной, которая была завита в спираль, и открыли для себя новые измерения, их сделалось больше и они стали лучше, впрочем, в следующий миг забыли о том. Втянувшись в завитки рога, они сделались хуже и их опять стало меньше, но жужелица не дала обмануть себя и продолжала планомерное преследование крестьян. Каждый из них расщепился и двигался обособленно, оставаясь, однако, на связи с товарищами.

Затем они попали в переливающийся цветами будто бы водоворот, который в то-же самое время походил на песнь соловья или жаворонка, если бы та явилась кому-нибудь во всей своей божественной статике, а не в форме развития.

И в этот вот момент кто-то впервые заметил, что жужелица больше не дышит им в спину. То-ли она отыскала другой объект для общих интересов своих сознаний, то-ли нарочно оттягивала время. Впрочем, со временем она могла делать что угодно, и не случайно вокруг находилось несколько разных времен, обладавших удивительными свойствами. Одно из них могло служить прибежищем для хищницы или та оставила его на всякий пожарный? Все, что вы знали о ней, иррелевантно.

"Стоп. Один-Два." - Считало одно из сознаний жужелицы, под взглядом выстроившихся в круг глаз которой, как под пинцетом часовщика, лежала целая планетарная система. Считавший теперь голос не походил на тот, которым обладало преследующее сознание. Очевидно, она изменила его или вовсе уничтожила. Таким образом, вечная телеология, базировавшаяся на несгибаемой воле, исчезла, как будто ее и не было. Жужелица - само постоянство.

Что-же произошло с крестьянами в конце пути? Конца пути, знаете-ли, никто не видел и ведает о нем только одно из сознаний жужелицы. Поди знай, как согнет она измерения и что даст синтез внутри ее брюшка. Так или иначе, остались в своей тупиковой ситуации они в многоцветном водовороте и просуществовали там практически вечно, любуясь этим удивительным, хотя и немного однообразным калейдоскопом.

Чандала Медиа - Candala Media

Сайт поддерживается группой сотрудников Инфернального Домена 2001 - 2017