Инфернальный Домен
Ритуал
Корни
Призма
Исследования

О Хаосе

1. Хаос

На сегодня положение дел в изучении понятия Хаоса выглядит достаточно удручающим в виду целого ряда причин, среди которых выделяются укоренившиеся и продолжающие укореняться "расхожие мнения", то есть по большому счету чуждые всякой академичности ошибки восприятия и оценки, что свойственны простолюдинам, и нежелание идти по более сложному пути, вроде бы не сулящему спасительных перспектив, что, конечно-же, неверно, потому что, как доказывает Чандаяна, Спасение может иметь телеологичный смысл только в контексте Хаоса (излишне подчеркивать, что это не делает Спасение равновеликой темой для кводативных исследований).

Импровизированный поиск демонстрирует полную несостоятельность представленных широкому кругу источников, которые, как это принято ныне, беззастенчиво подменяют понятие "хаоса" понятием "беспорядка", очевидно подразумевая, что "беспорядок" является противоположным "порядку". На этом основании легко увидеть, каким образом появилось равенство "хаос=беспорядок". Дело в том, что "упорядочивание" является специальным термином, относящимся к сфере деятельности ткача, который посредством гребня () упорядочивает (делит на ряды) нити с тем, чтобы произвести ткань, которая является одной из основ космоса (). Интересно отметить, что космос как наряд находится в одном ряду с вещью, ибо русское слово вещь возводится к протоиндоевропейскому корню, обозначающему одежду. Порядок как таковой никогда не считался антагонистом хаоса, но рассматривался как одна из стадий космогенезиса. Хаос этимологически является ничем иным как зияющим отверстием (таково значение гр. , происходящего от индоевр. корня ghan), из чего и следует исходить как изучая пресловутые античные источники (см. теогония Гесиода etc), так и используя кводативный подход к интересным в этом контексте документам, преимущественно религиоисторическим.

Кродхананда приводит следующую таблицу (Хаос, Ктеис и Космос и три прокреативных слога):

Он позиционирует ее как схему космогенезиса на уровне каббалистического мира формообразования (йецира), подчеркивая тем самым комплексность задачи по изучению Хаоса. "Несложно увидеть, - пишет он, - что в нашей схеме Хаос остается вполне постигаемым, чего и следовало ожидать от всякой йециратической инстанции, но даже в этом случае он представляется пограничной позицией, по сути дела гранью постигаемого, краем Бездны - мы понимаем, что за гранью есть еще и звук спхота, но скорее всего это понимание лишь мнится нам засчет присутствия звука по эту сторону грани, а именно засчет его становления игрою и в конечном счете украшением Хаоса. Точно также я мог бы сказать, что вижу красивое облачение Нечистой Девы, которая сама есть персонификация Хаоса и воплощенная Бездна, но если я сейчас вижу его, то именно сейчас я не вижу, как она надевала его и откуда взяла - я могу лишь думать, будто я знаю об этом, - однако, если уж говорить напрямоту, то я не знал бы об этом сейчас, если бы не видел этого тогда. Итак, ясность видения йециратического инстанта Хаоса может базироваться только на изучении его бриатических ипостасей. Если представить себе, что некое умопостигающее существо именно сейчас, как впервые, приступает к изучению Хаоса, он неизбежно явит собой некое пограничное для этого существа состояние - и я мог бы предположить, что на клифотическом уровне это было бы состоянием того беспорядка частиц, каким характеризуется разрушение, например, булыжника."

Кродхананда подводит нас к новому пониманию беспорядка как атрибута Хаоса, впрочем он говорит не о "посюстороннем беспорядке", а об "еще не виданном конце порядка", то есть о предполагаемом "беспорядке", например "беспорядке сознания", которое готово погрузиться в кромешное безумие (Umnachtung).

"Я видел, - пишет он далее, - много ипостасей Хаоса, к каждой из которых при желании мог бы применить данную схему, однако я не хочу, чтобы ясная идея триединства портила учение Чандаяны. Я доходил до тех поистине тайных, запретных рубежей, где Хаос существовал безраздельно как совершенное Небытие, но я знал и истоки эманаций существования, рисовавших ту грань Хаоса, за которую я уже не смел ступить - я знал и знаю это постольку, поскольку мое тело и мое сознание никак не отделимо и не различно от тела и сознания Нечистой Девы - мы не возвращаемся в Хаос, когда все возвращается в Небытие, и не появляемся с рассветом, ибо мы и есть Небытие - нам достаточно только открыть глаза и закрыть их."

Мы видим, что в этой концепции Хаоса крайне малое значение придается хтонической атрибутике. Сам Кродхананда выступал с резкой критикой хтонического направления исследований, указывая на то, что Чандаяна - это не геология, и когда земляные черви копаются в своей материи, направляясь к центру "земли", это не мешает "земле" представлять собой диск. Индоевропеистика учит, что слово "хтон" является однокоренным с русским "земля" (они возводятся к индоевр. dheghom) и потому попытки особенно ретивых адептов по-своему "дополнить" стройную концепцию, разъясненную Кродханандой, непременно приведут их к тому, чем они и являются от рождения, и обращению в одну из упаднических мировых "религий", однако ни в коей мере не нарушат гармонии, присущей истинному Учению.

Учение же о Хаосе впервые в самом строгом виде, который безуспешно пытались перенять западные философские школы, дано Чандаяной в Будхна-Нирартхья, Учении об Экзегезе Хаоса.

2. Энтропия

Отчетливо уяснив суть понятия Хаоса, мы не должны забывать и о беспорядке, который остался бы чем-то бессмысленным, будто бы вовсе не существующим, что, однако, противоречило бы данным исследований и шире - всему опыту, согласно которому беспорядочность обладает следующими свойствами: зависимость от условий; присущесть всякой объектности, то есть, выражаясь более доступным языком, всякой "материи" - "психоментальной" и "физической"; самостоятельная исчезаемость и появляемость. Эти и другие свойства позволили некоторым исследователям предположить связь беспорядочности с нестабильностью, что было недалеко от истины, но тем не менее отвергалось Чандаяной за секундарностью определения, полагавшего эту "нестабильность" отрицанием "стабильности", а отнюдь не такой-же субстанциальной инстанцией как сама стабильность. Между тем, в Священном Предании с самого начала зафиксированы такие кристально ясные постулаты как "стагнация" и "энтропия", раз навсегда разъясненные как свойства совершенного ума, самого субъекта, не нуждающегося даже и в сознании как отдельной особо важной характеристике - в данном случае как "стагнация", так и "энтропия" много важнее "сознания", включающегося в них в виде частной детали.

Относительно этой энтропии Нечистая Дева в Маханишачарисамваидьявидхана говорит так:

Эти шестнадцать тысяч ошибок,

становящихся украшением космоса,

подобны уловкам ловких пальцев,

которые как стрекала в Беззвездной ночи,

они серебрянные и золотые,

они звучат совместно со струнами арфы,

не звуча, их видят и не видят,

не слышат и слышат,

а у них есть уловки.

Греческое слово энтропия, означающее уловку или "свойство переменчивости/перемены/поворота", возводится к индоевропейскому корню ТР, уже рассмотренному нами в другом месте. Любопытно в данном случае соотношение TR и KR, которые, как мы видим, оба могут занимать место в средней строке приведенной выше таблицы, если принять во внимание корреляцию KR (креация) и ЧР (движение) - обе модификации служат для выражения взаимодополняющих функций изначального слога, лежащего в базисе как ЧР, так и КР, и, в самом общем приближении, декларирующего теургическую функциональность, что (в таком же "общем приближении") можно сказать и о TR, с той разницей, что в случае последнего декларируется не минимизация отклонения от праедестинации (во всей ее протяженности, а не "в дальнейшем" "от первоначального замысла"), а собственно гомогенность с праедестинацией, иными словами "тропия" означает то-же самое, что у нас в русском языке "витиеватая тропа", а "энтропия" "свойство быть витиеватой тропою". Таким образом понятие "Уловка" означает "Витиеватость тропы", и это именно то, чем пытались подменить понятие Хаоса, а конечно-же никакой не "без-порядок".

Полным соответствием понятию энтропия в санскрите является термин anutRpta ("будучи сытым посредством (чего)"), что не должно вызывать удивления, если принимать во внимание поливариантность функциональности глагола "пойти", например в русском языке ("хорошо пошла" про водку; "мне это пойдет" про наряд и т. д.). В данном случае декларируется активная функция энтропии, такая как совершенный голод, неотделимый от совершенной сытости и пожирающий не для того, чтобы получить силу, а чтобы утолиться вне зависимости от знания про неутолимость совершенного голода.

Нечистая Дева, а вслед за ней и Кродхананда Шарабхешамурти, показывает нам ее пальцы, которые, как гласит канонический текст, "серебрянные и золотые", они "в звучании совместны со струнами арфы", причем "не звуча" означает, что звучит по-прежнему изначальный звук, иными словами, имеет место креация из субстанции Хаоса, а отнюдь не "создание нового", которое "лежало бы поверх" и было бы "отлично от субстанции Хаоса". Кродхананда пишет, что пальцы Нечистой Девы (в Риг-Веде anguli относительно встречаемый термин, который коррелируется и с обозначением свода Вед как таковых), представляют собой нити космогенетических праедестинационных интенций, наблюдать которые можно либо непосредственно, либо в условиях пограничных состояний сознания (второе в случае низкоуровневых живых организмов), например в ходе умирания - в виде самосветящихся линий, слагающих сложные узоры и многомерные "геометрические" системы. Экзегеза этих струн весьма сложна; согласно некоторым теориям, любой палец Нечистой Девы образован из субгравитона (---› субгравитон) и атипичного фотона (---› атипичный фотон, фотон), что верно только в самом общем виде - правильнее говорить о протяженности субгравитона и а. фотона. (Кродхананда Шарабхешамурти, Энциклопедия современной Чандаяны, Калькутта, 1999)

Илл. 2 - Традиционная таблица рангов, на которой в схематической форме показаны порядок сотворения, субординация живых существ и их соответствие звездной и беззвездной ночи, постулируемых в таблице 1. См. тж. Тварная иерархия (Словарь Суккубов).

 

кенеон

Илл. 3 - Традиционная система, демонстрирующая Кенос, производящийся Хаосом. Пустое или зияющее пространство, говоря о котором как о предлежащем явленным вещам, полагает место пустоты пред вещами, так как все вещи пусты и зияющее пространство таким образом предлежит пустоте, которая наполняет его как субстанция. Потому Кенеон представляет субстанцию Хаоса.

Такова субстанция Хаоса, из которой созидается Космос - прядется его нить, ткется полотно, изготавливаются секундарные субстанции, лежащие в начале форм благоуханий, цветов и звуков.

Традиционная таблица опровергает заблуждение о том, что свойством Космоса является Дукха, тогда как противопоставляемому Хаосу присуще благо. Когда из Хаоса порождается Космос, наполненный единой субстанцией (Кенеоном), Дукха представляет собой не связанный этическими коррелятивами блага и зла закон, неотъемлемый от элементарных принципов энтропии и стагнации, действующий в полном согласии с помыслом существ Хаоса. Кводативное познание их помысла является кенозисом.

Демонический кенозис, в отличие от познания космотворческого таинства, несовместим с формой органической жизни и неотъемлем от полного уничтожения человека, континуальность которого таким образом пребывает целиком в диурническом плане бытия. На таблице концепция этого кенозиса репрезентирована священными буквами а и б энохианского алфавита.

 

См. тж. Власть чужих и Хаос, Ктеис, Космос в структуре спирали как модель архаического кастового порядка.

Чандала Медиа - Candala Media

Сайт поддерживается группой сотрудников Инфернального Домена 2001 - 2017