Инфернальный Домен
Ритуал
Корни
Призма
Исследования

Канон Подобий Махачандайогини

 

1) Как солнце, бывающее половину времени черным, а другую красным, весною лучами своими блестящее в росах, которые от солнца же, как говорят, от тепла его и происходят, летом же палящее и даже губящее страстью ту жизнь, которая чересчур возомнит о себе и возрастет слишком сильно на земле, по-осени, то есть с месяца августа, придающее плодам яблока красноту и ягодам смородины черноту и красноту, и калине цвет, и всему сладостный вкус, а зимою искрящееся в полях снежных да на дорогах пленительных русского леса(1), в окошках заиндевелых играющее и душу спасающее, так и Махачандайогини, она может быть и черною и красною, и какою захочет сама в любое время;

2) точно же так как юница, отведующая на склоне горы живую изгородь и жующая, очами ласково смотрит и хвостом машет медленно, с достоинством пречистым, и во всем теле своем имеет умопомрачительную ладность, копытами хорошо попирает землю, и в вымеце содержит молочко для деток, которых еще нет у нее самоей, ибо она девственно чиста, так и Махачандайогини;

3) словно бы рысь лесная, ловкая хищница, сидит она на деревьях или догоняет ланей с оленями, во всем ее теле крепость и стать, уши острые и с кисточками такими, когти весьма опасные;

4) подобно сове, в ночное время она видит все удивительно хорошо! сидит и угукает, и если какой-нибудь солярный зверь, например мышь или другой грызун, вылезет из норы, то как привидение тихо-тихо полетит она, крылья расправив от одной стороны к другой, и схватит лапами, а клювом сразу-же размозжит, или когда змея подлая, уж бесполезный поползет, то сова ее сразу схватит и унесет к себе в неизвестное никому место, что высоко-высоко в кронах деревьев; (2)

5) или же как ядовитейшая змея, гадюка подколодная, живет она под деревьями в земле сырой и охраняет ту землю от всякой напасти, например, если вредитель какой-нибудь вознадумает срубить дерево, то она его и ужалит;

6) и опять же как опаснейшая из всех змий, обличие она имеет пленительнейшее, в движениях гармоничнейшая, в каждой черточке совершенная, движется стремительно, на спине имеет надписи на ненашенском, не людском то есть языке, будто узоры, и главное, у нее много кож, которые она отдает из-за избытка, но не в обмен на что-то и не от испуга;

7) и еще как другая змея она, колоссальных размеров, отдыхающая в окияне, которую с корабля, по акияну идущего, можно спину увидеть, но вытащить из воды не можно, потому что не стало бы тогда ничего и не было бы куда вытаскивать;

8) еще же я видел ее в образе камня, скалы совершенно недвижимой и холодной, и если бы кто-нибудь захотел привлечь внимание ее и стал бы бегать вокруг, крича и трубя или же громко рыдая или смеясь, то глуп был бы он и не обратила бы на него никакого внимания она;

9) а еще она словно летучая мышь из тех, которые селятся на чердаке в домах людей, и если дом ломают, то мышь та вылетает быстро и никто не поймает ее; стремглав, крылышками своими махая, летит она и прячется где-то;

10) очень похожа она на ветер, ибо воздух нежный и им дышится, но ведь посмотрите, что бывает, когда ураган или завихрение - все ломается и улетает, человек сбивается с ног, вся живность поднимается в воздух;

11) очень похожа она на воду, от которой утоление жажды, но и наводнения; в воду если бросить соль или сахар, это растворится; вода может давать легкое опьянение (ежели в ней растворить спирт), а может очень тяжелое, и вода может возвысить тогда или унизить, от воды и живое и животное - так говорят в таком случае;

12) очень похожа она на землю, потому что, подобно земле, сострадательна и добра, и ее нельзя ударить и оскорбить;

13) очень она похожа на огонь, потому что она и есть огонь; и еще потому ее нельзя ударить и оскорбить, что весьма трудно ударить огонь - скорее он сам поранит тебя!

14) совершенно такая-же она, как электричество, и вот смотрите сами: электричество вообще нельзя ударить и оскорбить, а оно неизбежно ударяет током своим; на самом деле оно повсюду, но в определенных целях уплотняется в проводах и оттуда ударяет; это делает его похожим на змею;

15) она чудесным образом напоминает тринадцатилетнюю отроковицу; ее организм изменился из детства и сосцы выросли у нее, возникли недавно кровотечения; двояка она - печать женскости и детскости же у ней в душе, никто не познает мыслей ее, хотя мысли ее очень просты; всякий может оскорбить ее и отнять у нее что угодно; она любит играть с чем-нибудь, что бы это ни было такое; тянется она к отроку, сверстнику своему, а мужа опасается, бывает так зардеется отчего-нибудь неожиданно;

16) и она же подобна блуднице, растворяющей недра свои, и ложе свое устанавливающей в людных местах, дом свой ставящей убранный драгоценно на возвышениях и в других местах, сидящей в расселинах гор, накладывающей румяна и хну, и благовониями мажущей тело свое;

17) как любящая мать - о чем мы уже сказали в подобии земле, - целомудренна и не имеюща мыслей ни о чем, кроме как о детеныше ейном, всех отгоняюща от гнездовья своего, стоящая как стена непреодолимая, неприступная;

18) ревнивая любовница, подобна она обезумевшей мстительнице, всеуничтожающая, головы отрывающая, разрезающая, разбрызгивающая кровь, противница мужей, жен и детей, зверей, птиц и рыб, жуков, пауков и червей, цветов и даже амеб;

19) великая ученая, в очках оправы тонкой, золотой и серебрянной с изумрудами, докторша всех наук, разработчица концепций и парадигм, она же и настойчивая, простая работница, не покидающая лаборатории! вот в колбе у ней что-то изменяет цвет свой, а то взрывается фейерверком и все разрушается вокруг! но она тогда радуется, а не печалится, запишет все в книгу ейную и велит всем ассистентам ейным готовиться к новому эксперименту; у нее всегда в уме есть план ясный;

20) о ней говорят как о книге, что, ежели неграмотный возьмет ее в руки, то будет вверх ногами держать он ее и с деловитым видом листать, а со стороны то будет видно, что он не умеет читать; когда же грамотный возьмет ее, он посмотрит и в оглавление, и в регистр, а читать будет, держа книгу так, чтобы не увидели обложки; причем если он увидит, что нет регистра, то уже будет знать сразу, что это не она, ибо у ней обязательно в начале оглавление, а в конце регистр;

21) неправильно говорить, что она похожа на пчелу, потому что она похожа на осу; прилепилось гнездо ее высоко под крышею, а внизу пасека и строит там грезы пчеловод, гордый до ужаса тем, что у него ульи в попечении; а поди укроти осу своевольную, непокорную - скорее она тебя укротит;

22) или возьмем скорпиона: поганые всякие любители астрологии или мечтатели скажут "скорпион, скорпион", и все им ни по чем, лишь слюна течет у них от ума слабого, а когда ты спишь и на грудь твою заберутся скорпионы и ужалят, то ты умрешь; но вероятность твоей встречи с ними ничтожно мала;

23) итак, она похожа на солнце, на юницу, на рысь, на сову, на змею, на камень, на летучую мышь, на ветер, на воду, на землю, на огонь, на электричество, на отроковицу, на блудницу, на любящую мать, на ревнивую любовницу, на великую ученую, на книгу, на осу и на скорпионов;

24) да скажут же так: "благословенна эта чудесная Махачандайогини, которой множество можно назвать подобий, но назвать словно лишь каплю тем самым из окияна, одну рыбу только повидать из рыб и назвать чешую ее, жабры, глаза, свойства тела, такие как теплота и прочие, все это привести в пример, как если бы никогда не видавшие рыб сразу узнали бы, как выглядит рыба! будем же зачитывать эти упорядоченные сведения о ней и благодарить судьбу за то, что языки есть у нас в гортанях и умение читать в мозгу! поистине, тот, кто хотя бы перечислит подобия, спасется из окияна сурового, бездушного, в душную, свежайшую благодать облаков рассветных подымется и пронзен будет лучем солнца или же звезды! хрусталь, как и алмазы и другие драгоценности, в чертогах у ней, и мы чада ее, неужели она не обрадуется нам и не даст сесть на лавочке и не воскормит медом и молоком незапятнаннаго знания из уст ее! поистине, все блага есть у нее, и комнат, альков всяких, столовых залов, спален, балконов, лесенок витых, бассейнов, кладовок несть числа в чертогах, и даст она ключ чаду человеческому от дверей несодрогаемых, и найдет каждый именно то, что искал; восхвалим же ее бескорыстно, шестнадцать тысяч раз, и еще за то, что писцу строк сих она, благосклонная, любимая, позволила восхвалить ее! и отвергнем все чудеса и волшебство ее, ибо она сама лучше всего чудесного!"

25) таков Канон Подобий Махачандайогини.

перевод с бенгали Шарабхешамурти Кродхананда

Mahacandayogini Yantra

Комментарии

1) Преподобный Кродхананда Шарабхешамурти, в послереволюционные годы преподававший в Москве и посетивший самые дальние уголки СССР, достигнув крайних северных рубежей нашей Родины, по его рассказу, испытал одно из важнейших наивысших мистических переживаний своей жизни на острове Кижи; он называет Русь "Прямо по той стороне Каиласы бесконечною страною Нектара (Раса), кристаллическою славою могущественной (магхавати), сильной (важини), страстной и воинственной (гавьянта) Девы". Кродхананда переводит слово "раса" как Русь, что не вполне понятно в контексте типично бенгальского гимна, но ясно для посвященных. (к тексту)

2) Здесь подвергается критике теория пурвамимансы относительно апофатического познания, познания через невосприятие (анупалабдхи) неналичествующего, точнее пребывающего в состоянии небытия (абхава) объекта. Мы воспринимаем некое пустое пространство, предполагаем, что Махачандайогини там отсутствует, и тогда мы получаем знание об отсутствии Махачандайогини, которое не относится к акту восприятия. На основании того, что наше воображение произрождает удобный ему фантазм, мы считаем небытие позитивным объектом познания, но при этом мы непреднамеренно или сознательно придаем форму этому пустому пространству, словно художник, рисующий объекты вокруг и в результате получающий объект внутри, ограниченный поверхностями объектов вокруг. (Говорить о рисунке самого внутреннего объекта по-памяти нельзя, потому что память не представляет возможностей для ее использования в акте космогонии уже потому, что воспоминание неотделимо, одновременно и следственно манифестации). В силу ограниченности способностей человеческого модуса познания, "небытие" как позитивный объект относительно человеческого познающего субъекта является абсурдом, что и показано в стихе 4 Канона Подобий, - абсурдом и неправдою, не просто одной из эпифаний (солярный зверь или змея), но ущербной формою (змея без ядовитых зубов, уж бесполезный), которая будет настигнута охотничьей иерофанией Махачандайогини. Вместе с тем, Канон оставляет открытым вопрос о том, насколько данная методика благоприятна в контексте целокупного и телеологичного существа, перечисляя лишь доподлинные инстанты Незапятнаннаго Знания. (к тексту)

Чандала Медиа - Candala Media

Сайт поддерживается группой сотрудников Инфернального Домена 2001 - 2017