Инфернальный Домен
Ритуал
Корни
Призма
Исследования

Инициатическая Смерть Крестьянина

Примордиальная Традиция

Однако же речь о крестьянке
Затеяли мы, чтоб сказать,
Что тип величавой славянки
Возможно и ныне сыскать.

Некрасов приступает к основной части своего стихотворения "ИНИЦИАТИЧЕСКАЯ СМЕРТЬ КРЕСТЬЯНИНА", уверенно подводя читателя к пониманию того обстоятельства, что инициатическим партнером крестьянина является Крестьянка, раскрытию образа которой и будут посвящены последующие строфы. С первых же строчек мы понимаем, что речь будет вестись не о человеческом существе - ибо что касается русской женщины, в-частности, так называемой славянской национальности, - женщины, достоинства которой, как человеческой женщины, весьма посредственны, то ее можно сыскать везде, потому что число женских особей примерно равно числу мужских. Некрасов, однако, проводит тонкую линию разграничения, словно пунктиром на карте подчеркивая слово "величавой".

Есть женщины в русских селеньях
С спокойною важностью лиц,
С красивою силой в движеньях,
С походкой, со взглядом цариц,-

Во второй строфе гимна поэт более подробно останавливается на характеристиках своей героини: он сообщает, что она есть в русских селеньях - это значит, что имеется в виду эссенциальный демон, но не существо. В-противном случае поэт сказал бы, что она существует в русских селеньях". После этого мы узнаем о том, что она обладает красивой силой в движеньях, из чего делаем вывод о ее динамике и понимаем, что речь ведется о валькирии. Это подтверждается в следующей строке, потому что у кого-же еще, кроме валькирии, может быть походка, взгляд цариц?

Их разве слепой не заметит,
А зрячий о них говорит:
"Пройдет - словно солнце осветит!
Посмотрит - рублем подарит!"

Поэт производит апелляцию к парадигме противостояния слепых и зрячих - Невежд и Видящих, низших демонов и примордиальных Риши. Он сообщает о том, что валькирия в русской деревне старейшинами почитается как солнце, а своих верных приверженцев щедро одаривает духовными благами, премудро отмерянными ею (милосердная, она не подавляет своих приверженцев сразу всем благом, но отрубливает его от полноты).

Идут они той же дорогой,
Какой весь народ наш идет,
Но грязь обстановки убогой
К ним словно не липнет. Цветет

Некрасов в легкой, занимательной форме передает концепцию Валькирии
как Ангела-Хранителя русского народа. Подобно тому, как грязь водоемов не липнет к листьям лотоса, так и к трансцендентной валькирии не липнет грязь обыденности.

Красавица, миру на диво,
Румяна, стройна, высока,
Во всякой одежде красива.
Ко всякой работе ловка.

Это поясняющее перефразирование уже сказанного: грязь не просто не липнет к Крестьянке, но проясняется и проявляет свою чистоту. "Ко всякой работе ловка" означает, что в любой форме делания она присутствует как искусная охотница.

И голод, и холод выносит,
Всегда терпелива, ровна...
Я видывал, как она косит:
Что взмах - то готова копна!

С благоговением поэт сообщает о том, что его Героиня является родительницей голода и холода, и она не подвержена ни страстям, ни колебаниям. Она - инициатическая смерть, и я видел, как она косит. Я сам косил для нее.

Платок у ней на ухо сбился,
Того гляди косы падут.
Какой-то парнек изловчился
И кверху подбросил их, шут!

Платок прикрывал ее лице от взгляда недостойных, но для своего верного приверженца она открыла лице. Поэт высказывает тревогу по поводу того, что он перестает контролировать себя и волосы валькирии того и гляди упадут на него. Как противоядие своему немужественному экстазу он рассматривает занятие позиции шута.

Тяжелые русые косы
Упали на смуглую грудь.
Покрыли ей ноженьки босы,
Мешают крестьянке взглянуть.

"Русые косы" означает лучи солнца - они опалили ее грудь и молоко из ее груди стало черным. Она вся одета в солнце.

Она отвела их руками,
На парня сердито глядит.
Лицо величаво, как в раме,
Смущеньем и гневом горит...

Но солнце для нее - как жалкая занавеска. Она приходит в гнев и является в иконической кродха-ипостаси.

По будням не любит безделья.
Зато вам ее не узнать,
Как сгонит улыбка веселья
С лица трудовую печать.

Поэт указывает на омнипотентность Героини - в каждый день недели она предстает в соответствующей ипостаси. В понедельник она - лунная серпоносительница, во вторник покровительствующая воину Валькирия, в среду - демоница красноречия и изощренного ума, Премудрость Божья, в четверг - Немезида, в пятницу она - Афродита, в субботу она собственно суббота, а в воскресенье Жена облеченная в солнце.

Такого сердечного смеха,
И песни, и пляски такой
За деньги не купишь. "Утеха!"-
Твердят мужики меж собой.

В Великий Шаббат она - исполняет танец тандава и обеспечивает пралайю. Это - утешение для всех богов.

В игре ее конный не словит,
В беде не сробеет - спасет:
Коня на скаку остановит,
В горящую избу войдет!

Ни Вишну, ни Ашвины не способны постичь ее делания. Но при всей возвышенности, она не гнушается и сотерической деятельностью.

Она фиксирует собою бушующие силы. Она проявляется в жертвенном огне.

Красивые, ровные зубы,
Что крупные перлы у ней,
Но строго румяные губы
Хранят их красу от людей -

Не желая их пугать.

Она улыбается редко...

По той же причине.

Ей некогда лясы точить,

Они и без того острые.

У ней не решится соседка
Ухвата, горшка попросить;

Профанное не выносит атрибутов сакрального.

Не жалок ей нищий убогой -
Вольно ж без работы гулять!

Нищие, убогие, лентяи - не постигнут Русского Пути.

Лежит на ней дельности строгой
И внутренней силы печать.

Ее сила проявляется строго регламентированно. Ошибутся - говорит Некрасов - те невежды, которые возжелают невиданных совершенств, но не постигнут печать.

В ней ясно и крепко сознанье,

Потому что она махавидья.

Что все их спасенье в труде,

Она сотерична только для усердных в делании.

И труд ей несет воздаянье:
Семейство не бьется в нужде,

Семейство научается безразличию.

Всегда у них теплая хата,
Хлеб выпечен, вкусен квасок,
Здоровы и сыты ребята,
На праздник есть лишний кусок.

Здесь Некрасов апеллирует к тайной концепции улучшения жизни демонов мест кремации.

Идет эта баба к обедни
Пред всею семьей впереди:
Сидит, как на стуле, двухлетний
Ребенок у ней на груди,

Для христиан она - Богородица, для оккультистов - Исида.

Рядком шестилетнего сына
Нарядная матка ведет...

в Вальхаллу.

И по сердцу эта картина
Всем любящим русский народ!

 

Комментарии blud.maledictum.org

Чандала Медиа - Candala Media

Сайт поддерживается группой сотрудников Инфернального Домена 2001 - 2017