Инфернальный Домен
Ритуал
Корни
Призма
Исследования

Михаэль Моргенрот

Свобода и так называемая независимость, Arbeit macht frei

Вынесенная в заголовок метафизическая формула освобождения, с легкой руки пропагандистов ЦРУ превратившаяся для современного человека на Западе в нацистский лозунг, но от того не утерявшая профанической актуальности для ситуации именно этого человека, характеризующейся беспокойной интенцией избежания любого вида духовной дисциплины, за исключением дисциплины умственной распущенности, играющей не могущую быть недооцененной роль в процессе "труда" и "досуга" современного человека, эта формула должна всегда рассматриваться в трансцендентном аспекте, с учетом влияния такового на повседневный, мирской контекст.

Ведя речь о "свободе", необходимо прежде всего ясно осознавать, что представляет собой "свобода". Строго говоря, медаль свободы имеет две стороны, одна из которой символизирует экзистенциальную, а другая сущностную значимость имеющегося в виду явления. Экзистенциальное значение свободы, равно как и несвободы, дефинируется двояким образом: в первую очередь, понятием предмета, мешающего волевому акту, и во-вторую, границ, соответственно, ограничивающих акт. Сущностная свобода или же принципиальная свобода определяется исключительно самим актом и не может быть "ограничена" либо "сдержана", поскольку как границы, так и "мешающий" предмет функционируют включенно в понятие сущностной свободы акта, иными словами, они имплицированы в такую свободу, как стенки поршня имплицированы в конструкцию автомобиля, в частности, двигателя внутреннего сгорания. Точно таким же образом в любой системе векторов, суммарно тождественной нулевому вектору, есть бесконечное число ограниченных районов, внутри любого из которых сумма векторов не равна нулю, из чего не делается вывод о неравенстве нулю системы в целом.

В мировоззрении современного человека - мы говорим здесь о так называемом цивилизованном человеке иудео-христианского мира - понятие свободы не определяется ни экзистенциально, ни сущностно, но либо наделяется догматической ценностью, самостоятельной, не базирующейся на ясном (кратко переданном нами выше) определении значимости, либо подменяется феноменом так называемой "независимости".

Доктринальная констатация того обстоятельства, что иудео-христианин поставлен в тварной иерархии выше ангелов, не имеющих свободы корректировать единожды реализованный волевой акт (акт любви к Богу, приведший, согласно христианам, к наказанию Люцифера, действительно не может быть откорректирован, но христиане распространяют имплицированную в данную парадигму невозможность на все случаи частичного проявления парадигмы и трактуют это как несвободу, хотя на самом деле это и есть абсолютная свобода), и не могущих свободно ошибаться, не должна вводить в заблуждение, поскольку такая констатация не субституирует определения свободы, но лишь предлагается в качестве подмены, ложного характера которой человек, видимо, в силу своего превосходства над всеми другими тварями, не должен и не хочет заметить.

То же, что принято понимать как "независимость", является в действительности зависимостью от регламента, той зависимостью, наличием и принятием которой обуславливается релятивная независимость от регламентированных условий, причем второстепенную роль в этом случае играет то обстоятельство, присущи ли зависимости от регламента в большей мере материальные (прожиточный минимум и максимум, позволяющие приобрести ненужную, но трактуемую регламентом как необходимую, вещь или услугу, в-частности обеспеченную старость и другие виды социального обеспечения) черты или больше "эмоциональные" ("духовные" минимум и максимум, позволяющие приобрести ненужную, но трактуемую регламентом как необходимую, вещь или услугу, в-частности обеспеченную старость и другие виды социального обеспечения).

Отсутствие свободы пролить кровь, родить, убить, съесть, уничтожить слабого ближнего ради усиления сильного себя, сделать что-то еще приятное себе и полезное обществу, есть основное и наистрашнейшее последствие подмены понятия свободы лжепонятием "независимости".

Ограничение истинной экзистенциальной свободы определено рамками "независимости". "Независимый" человек ограничен принципиальной возможностью стать "зависимым", и он в действительности является "зависимым" в любое время своей жизни, а не только в тот период (старость или травма), когда "зависимость" регламентирована в качестве вознаграждения за "независимость".

Ограничение "независимостью" не является экстериорным ограничением. Иудеохристианин в своем сердце "независим" - это его регламентированный первородный грех, от уз которого, согласно иудеохристианскому мировоззрению, тварь освобождается после смерти - тогда она перестает быть "независимой". Тогда каждый иудеохристианин теряет "независимость". В следующий раз они не будут рождаться греховными. Если только не родятся для того, чтобы обрести "независимость".

Это делается возможным, разумеется, на основании принятых регламентом концепций изгнания из рая и линейного времени, в условиях которого "одно" событие непременно следует "после" другого, иными словами, изгнание из рая следовало раньше, а смерть последует позже. Восстановление райского состояния при жизни невозможно, равно как и смерть. Иудеохристианин не рождается второй раз при жизни, потому что он может впервые умереть только физически в ее конце.

Руководство Третьего Рейха придерживалось точки зрения, согласно которой линейное время является не более чем тактическим компромиссом, позволяющим с наибольшей эффективностью актуализировать архетипические потенции мира, предлагая их в качестве исторических явлений. Свобода трактовалась в Третьем Рейхе как абсолютная свобода. Достижение абсолютной свободы для государства (этатизм), согласно доктрине Третьего Рейха, - это наиважнейшая из задач. Доктрина фашизма (fascio, лат. "связывать, собирать", см. тж. одноименный трактат) трактуемая как проявление йогической доктрины, доктрина дисциплины, интериорной концентрации и сознательного экстериорного самоограничения, естественно была подвергнута критике со стороны мирового регламента, в-частности, иудеохристианских кругов, не способных понять тотального отказа от иллюзорной независимости, от мнимой экстериорной свободы, от очевидной награды за условный труд, то есть именно того отказа, который провозглашается доктриной преодоления искушений Христом. Таким образом, Третий Рейх представлял собой радикальный возврат к доктрине первых христиан, сумевших отчасти преодолеть влияние иудаизма, будучи иудейской гетеродоксией.

Подобное преодоление не только не могло быть понято иудеохристианами, но оно представляло собой серьезную опасность, вследствие чего весь иудеохристианский мир во главе с США, используя ослабление Германии, обусловленное тактическими рекогносцировками в рамках стратегического союза СССР-Германия (позже эти тактические мероприятия получили тенденциозное название "Великая отечественная война"), ополчился на Третий Рейх. Нельзя утверждать, что принятое после этого руководством стратегически неверное решение об окончательном уничтожении еврейской нации было адекватным ответом, но ясно одно - даже в условиях тотальной агрессии и полной распущенности врагов, руководству Рейха в чём-то изменило чувство меры, благодаря которому лозунгом концентрационных лагерей была избрана фраза Arbeit macht frei.

Понятие работы, постулируемое данной формулой, само по себе входит в противоречие с демоническим достоинством и не может являться предметом пропаганды, в полную противоположность саббатианской крипто-работе, рекламирующейся коммунистической идеологией, базирующейся на принципах совместного демонического делания (демоническая коммуна), подтверждающей, что в конце времен никому в-принципе не нужно будет работать чтобы получить любой сообразный желаниям результат.

Каждому свое:

По песне узнается птица;

Каково дерево, таков и плод;

По добыче распознается зверь;

По дефиниции свободы устанавливается критерий несвободы.

Чандала Медиа - Candala Media

Сайт поддерживается группой сотрудников Инфернального Домена 2001 - 2017